• ალან პარასტაევი

Апрельское воскресенье с лошадками(Почти экологический блог)

Первое апрельское воскресенье у меня конный день. Лошадки почти всю зиму провели на вольном выпасе, в окрестностях города. Я их не особенно баловал подкормкой, не часто навещал, так как самого навещали - слег почти на месяц в больницу. Но непарнокопытные не подвели, проявили самостоятельность и вот перезимовали и все живы и здоровы. Хотя одна была укушена шакалами. Сколько на них не охотятся наши – их как будто все больше. Во всяком случае случаи нападение на домашних животных, не уменьшаются.


От чего развелось так много шакалов и волков именно вблизи населенных пунктов, я точно сказать не могу, но боюсь это связано с отстрелом двуногими охотниками объектов питания, охотников четвероногих – косуль, зайцев и других. Честно скажу, охота мне кажется этаким комплексом больших дяденек. Чем-то вроде дополнительного средством самоутверждения. Почему дополнительного? Потому что, большая часть известных мне людей, болеющих охотой и одержимых убивать красивое животное, бегающее, в не менее красивой, природе, превращая его, в валяющееся в багажнике автомобиля окровавленную тушу, это люди состоявшиеся, часто состоятельные. И именно поэтому заниматься охотой, не испытывая нехватку в продуктах питания, стрелять во все живое, а не просто наблюдать за природой, есть ничто иное, как комплекс. С распространением автоматического оружия в Южной Осетии, на охоту не ходит только очень ленивый любитель охоты. Не знаю на самом деле они убивают зверей, или это присущий охотникам трёп и преувеличение, (хотя бы все-таки второе), но как бы то ни было зверей то они пугают, нарушая тем самым баланс равновесие. Уверен, что у нас есть природоохранные структуры, и наверно есть егеря, призванные не допускать незаконную охоту, и есть закон, в соответствии с которым носить в лес и пулять очередями из АК и РПК по зверушкам, нельзя и наказуемо. И уверен, что чиновники природоохранники и егеря, не менее моего болеют за природу, но вот, сомневаюсь, есть ли у них достаточно ресурсов, людских, финансовых и прочих, чтобы противостоять уничтожению серн, медведей, рыб.


Нот вернусь к лошадкам. На фото, честно говоря, из моих лошадей только две. Которые? Ну конечно самые красивые. Серо-шоколадная кобылица и конь -огонь (красный) белой мордой и голубыми глазами.

Конь то мой - он огонь, но поджог леса над Цхинвалом, выше леса Чито, явно не его работа. Как и горящая трава севернее города в пойме Леуахи.


Нот вернусь к лошадкам. На фото, честно говоря, из моих лошадей только две. Которые? Ну конечно самые красивые. Серо-шоколадная кобылица и конь -огонь (красный) белой мордой и голубыми глазами.

Конь то мой - он огонь, но поджог леса над Цхинвалом, выше леса Чито, явно не его работа. Как и горящая трава севернее города в пойме Леуахи.


Да и воздух, как говорил «великий комбинатор», дым от пожара не озонирует, как не будут его озонировать в ближайшие годы, так и не распустившаяся листва сгоревших дубков и лип и орешника.



Прямо за горой, которая на фото дымит лесным пожаром, строится объект, который пугает цхинвальцев своим возможным нанесением вреда экологии, а именно тому воздуху. Прежде чем начать разговор о Заводе по производству базальтового волокна, что строится на возвышенности Прис, с восточной стороны города, хочу заверить читателя, что считаю строительство производственных предприятий важной составляющей нашей экономики. Но все это при условии, что они не вредят экологическому климату. А разговоры о том, что производство теплоизоляционного материала из базальта, а именно это будет производить завод, экологически вредно, идут уже не один год. Так вот вопрос, поддерживаемым мною и уважаемым предпринимателям производственникам – А почему базальт? Ведь бравшись за такое дело, можно было предусмотреть что это производство вызовет минимум кривотолки максимум протесты в обществе. Случилось нечто подобное второму. Ведь базальтовый шнур, который в том числе планируется производить, не является стратегически важным продуктом для нашей Республики, не особо в нем нуждается Россия, что бы сказать, что мы оказываем услугу нашей второй родине. Ведь наверняка, был же выбор, и возможность выбить финансирование на нечто менее проблематичное, то что бы в обществе восприняли, если не на ура, то хотя бы на скромные аплодисменты. Что-то связанное с лесом, или с переработкой сельскохозяйственной продукции. Я, конечно, наивно рассуждаю, как дилетант, но движет мной сочувствие, базальтопереработчикам, потратившим столько сил и энергии, что б пробить свой проект, способствовать экономическому развитию, создавать рабочие места и встречающим такое сопротивление в обществе, да и не находящим полную поддержку во властных структурах.

0 views